Ольга Глазьева

Сам ПётрМихалыч

Вечерний звонок:
— Здравствуйте! Давно хотела позвонить и выразить своё восхищение вашими работами…
Голос был вежливый, а речь очень представительная и торжественная. Ну всё, дождалась, подумалось мне, заметили! Издательство, типография, как минимум, какой-нибудь портал/паблик/магазин звонит для сотрудничества. У меня ведь уже давно созрел километр идей для коммерческих заказов!
— Могу я записать нашего ПетраМихалыча к вам на съёмку? Ему 5 дней.
Февраль уже был расписан, но… серьёзно? Самого ПетраМихалыча?! Да меня же теперь разорвёт от любопытства, если я его не увижу.
— Да, конечно. Записываю…

Дело в том, что врачи пока не отпускали ПетраМихалыча домой. Причина заключалась в малом весе. А всё потому, что Пётр Михалыч очень торопился появиться на свет: на месяц раньше и в такси. Так получилось.

В 11 утра его мама почувствовала «непонятные ощущения», которые всегда приводят к мысли: то ли ехать к врачу, то ли само пройдёт. Роды были первые, поэтому на всякий случай решили съездить. На всякий случай. Просто так. Не торопясь.

Мама сидела на диване, поглаживала то кота, то пузико. Папа определялся с такси. Вдруг дискотека в животе у мамы начала стремительно набирать обороты и все сомнения прошли: едем рожать! Правда было одно маленькое «но»: не до конца собрано всё необходимое для роддома. Всё-таки появление ПетраМихалыча ожидалось на месяц позже. (Тут бы была уместна реклама сервиса готовой сумки в роддом).

В общем, успев три раза развестись и снова пожениться, при этом два раз наступить на кота, родители ПетраМихалыча отправились в роддом на такси и через аптеку. Вы представляете как повезло таксисту: мама клялась, что родит прямо в такси, папа обещал ей всячески содействовать в этом и умолял дышать… В аптеке очереди не было, но выбегали из неё уже с криком «Скорее!»… В роддом примчались за 15 минут до родов… Считайте, что и не опоздали почти. Под крики «Рожаем!» мигом оказались в родзале…
.
Как вы поняли, мама ПетраМихалыча была человеком хорошего воспитания и большой вежливости. Поэтому роды проходили так:
— Извините… Я первый раз… Поэтому могу кричать… Аааааа!.. Извините! Ааааааа!.. Извинитеееееее!
— Странно, — сказали ей, — обычно в первый раз матерятся, а вы извиняетесь.

В 12:15 на свет появился #самПётрМихалыч.
.
В это время ещё не успевший уехать таксист рыдал в машине от мысли, что «пацана могут назвать в его честь». Кот, на которого наступили всего лишь час назад, с упоением натирал ухо лапой и последние часы чувствовал себя хозяином дома, не подозревая сколько ему предстоит в ближайшем будущем испытаний, мучений, мучений, испытаний, и снова мучений, мучений…

Увы, таксисту не суждено было стать тёзкой самого ПетраМихалыча: восточное происхождение + акцент = делаем выводы.

У кота тоже всё шло не лучшим образом — мир полностью перевернулся. Его понизили в должности до младшего помощника нового хозяина дома. Хотя ему казалось, что даже отправили в отпуск без содержания: еда в его миске всё чаще отсутствовала. Приходилось напоминать о себе, полкарауливать отца нового хозяина на кухне и звонко мяукать, чего он делать категорически не любил. И где вообще мать?!..
.
А мама тем временем лежала с новым хозяином дома в больнице и следила за его специальной диетой для набора веса. ПётрМихалыч был очень доволен и быстро шёл на поправку. Через две недели их выписали.
.
И вот я уже примчалась к нему на съёмку. Распаковалась, переоделась, помыла руки. У ПетраМихалыча в это время закончился второй завтрак и мы довольные приступили к съёмке.

Сначала я подумала, что он окажется дальним родственником Василича, но это было абсолютно неверное предположение. ПётрМихалыч был идеален. Мы выполняли план без перерывов и перекусов. ПётрМихалыч не оставил за это время ни одного ни мокрого, ни жёлтого пятна, стойко перенося все манипуляции с ним. Но при этом копил всё своё возмущение. И вот: последний образ, последний фон, последний шанс высказать своё мнение обо всей этой затее…

ПётрМихалыч лежал на голубом фоне в белой обмотке. К концу съёмки солнышко переместилось на другую сторону и теперь падающий из окна свет меня не устраивал: надо было повернуть пуф для позирования, чтобы смягчить тени. Повернуть ПетраМихалыча в нужную сторону было нелегко: на шее висел фотоаппарат, снимать некогда, действовать надо было быстро, но осторожно, чтобы сохранить позировку.

В это время ПётрМихалыч тоже трудился: он кряхтел, краснел, то замирал, то потягивался.

Я очень старалась. ПётрМихалыч тоже. Оба сработали чётко и слаженно: я щёлкнула затвором, а под характерные звуки из ПетраМихалыча вышло всё его возмущение. Все были счастливы! Съёмка удалась

— Порадовал ли вас ПётрМихалыч? — спросила мама из кухни, когда я объявила, что уже ухожу.
Я залилась комплиментами работоспособности ПетраМихалыча и его ответственному отношению к делу. На дорогу мама пожелала мне «лёгкой обработки» и всяческих благ. От торжественности момента в ответ безумно захотелось присесть в реверансе, но небольшая прихожая и стойка для фона за спиной не позволили бы мне этого сделать. Поэтому я как обычно, пятясь задом, покинула квартиру, унося с собой свой драгоценный реквизит.

Конец

_____
Верю, что если мои #новорождённыеисторииглазьева вам нравятся, вам есть что написать в комментариях❤️ Также можно делиться ими с друзьями и знакомым, особенно с теми, кто в ожидании своего маленького чуда. Хорошее настроение и улыбка на весь день им будут обеспечены

вверх! © Ольга Глазьева | Новосибирск, 2015-2018 | с. 8-952-929-7004; вотсап 8-996-543-24-68